Вера Папкова (verapapkova) wrote,
Вера Папкова
verapapkova

Category:

Куртка Мой Шаолинь. Цвет и декор

Любите ли вы цвет белой, но неотбеленной до химического состояния шерсти, как люблю его я?


Наверное, я могла бы вообще всю жизнь работать только с этим цветом, и мне бы не надоело. Здесь такого цвета поле платка и шерсть, которой он завалян, что естественным образом продиктовало и выбор такого же цвета пряжи.

Нужно сказать, что даже ткани с самыми яркими и контрастными принтами, будучи превращены в нунофелт, приобретают характерную белесость, акварельность, размытость, туманность... И мне это как раз очень подходит! Потому что чем более категорично высказывание исходного материала, тем меньше свободы в работе с ним остается у меня - фактически, все, что я могу, это сделать для него какую-то выигрышную раму, витрину.

Зафелтенный же материал совершенно теряет всякую категоричность и позволяет мне самой решать, какой из его цветов какую партию будет исполнять в этой истории.

Таким образом белый был задан изначально. Но оставалось решить, какой цвет назначить дополнительным. Хотя сама по себе фелтовая деталь уже очень сильный выразительный элемент, дополнительный цвет был необходим, чтобы читались все конструктивные элементы. А, главное, чтобы вещь в целом собиралась, не была каким-то не имеющим четких границ расплывающимся белесым пятном.



Понятно, что, поскольку вся история здесь не контрастная, а тональная, дополнительный цвет тоже должен был быть туманным, пастельным и мягким. Теоретически можно было бы в качестве дополнительного взять один из цветов принта - пыльный серо-зеленый, смугло-розово-коралловый... Но на самом деле это было бы неправильно, потому что использование какого-либо из цветов принта лишало бы фелтовую вставку ее исключительности. Т.е. цвет должен был быть совершенно родным к ней, но не таким. И в идеале вообще никаким, такой как бы цвет без цвета. На эту роль прекрасно подошел пыльно-бежевый, оставшийся от предыдущего проекта, благо, это все та же троицкая Новозеландская, так что даже не было никакой проблемы с их совмещением.

Итак, общее цветовое решение было задано, оставалось его конкретизировать, детализировать и разработать с помощью декора.

Декор вообще - мое слабое место. В том смысле, что я его очень люблю. Соответственно, легко утрачиваю контроль над собой, не могу вовремя остановиться.

Есть в декоре и еще один коварный момент - он настолько оттягивает на себя внимание и вытягивает вещь, что все остальные аспекты - конструкция, крой, посадка и т.п. могут за его широкой спиной просто расслабиться. Существует опасность просто схалявить во всем остальном, поскольку при богатом декоре на это как бы уже никто и не посмотрит... Допустим, чистая, без декора вещь с кроем "наволочка" вызовет недоумение и вопросы; а та же самая вещь, густо покрытая каким-нибудь великолепным декором, вышивкой, камнями и все такое, легко может вызвать совершенно восторженные отклики. Но мы-то с вами понимаем, что крой "наволочка" - это халява и никуда не годится!

Этническая же тема к декору особенно благосклонна. То, что в любом другом контексте было бы однозначно чересчур, в этнической вещи будет вполне уместно и допустимо.
Да и отправной материал тут позволяет вести себя совершенно разнузданно, явно убеждая, что чего тут ни наверни, ничего не будет чересчур.



В общем, с одной стороны, декоративность этой вещи изначально замысливалась как богатая - иначе зачем вообще все это затевать! Но, с другой стороны, постоянно нужно было бить себя по рукам. Я в таких случаях всегда вспоминаю цитату из Швейка:
"... Патер Лацина продолжал бормотать как сквозь сон.
-- Все зависит от кореньев, от того, сколько и каких
кореньев положить. Но чтобы не переперчить, не...-- Он говорил
все тише и тише: -- ...не перегвоздичить, не перелимонить,
перекоренить, перемуска...
Он не договорил и захрапел вперемежку с присвистом. ..."

Если бы вы видели, сколько бусин из самых разных материалов, пуговок, пайеток и бисера просто идеально сюда подходили! Как хотелось дополнить контурной вышивкой принт на фелте! Было отвергнуто, оторвано от сердца все, чтоб не перелимонить и не перемускатить.



В результате весь декор в смысле цвета свелся всего лишь к бежевым крепежным червякам на белом фоне и белым червякам на фелте. На самом деле их выразительность сильно повышается за счет равномерного ритма их густого расположения и за счет их выпуклости.

Объемность, выпуклость элементов здесь имеет не меньшее значение, чем цвет - выпуклые червяки рифмуются с вывязанными шишками на обтачках и с жирненькими колбасками двойной резинки.

Есть и еще один объемный элемент, который, возможно, вы сразу не разглядели. Это несколько произвольно расположенных выпуклых пимп на фелте. Вот тут, по-моему, их видно.



Эти пуговичновидные элементы имеют какое-то наименование в языке валяльщиков, но я его не помню. Как бы то ни было, эти пимпы уже были заложены в фелте, мне не пришлось их делать самой.

Белые червяки в сочетании с фелтом вообще дают очень интересный эффект. В зависимости от освещения, и от того, под каким углом падает свет, они либо практически сливаются с фоном, тогда на первый план выходит принт, а червяков как бы почти и не видно...



А иногда, наоборот, они выходят на первый план, и выглядят как толстые снежинки, за которыми почти теряется рисунок фона.



В динамике, когда человек двигается, направление света меняется, получается, что это как бы живет, возникает какой-то голографический что ли эффект... Его очень трудно показать на фото, надеюсь, мне удалось объяснить на словах.

С застежками, которые всегда работают как сильный декоративный элемент, мне тут, как я уже писала, повезло - достала из коробки ровно те что нужно. Абсолютно нейтральные, но не "слепые", не сливающиеся с фоном, деликатно живущие своей жизнью и, как треугольник в симфоническом оркестре, в нужный момент делающие свой дзинь.

С коралловой бусиной повезло тоже, в том смысле, что удалось ее найти и приспособить. Суть не в том, что она коралловая, хотя само по себе это очень приятно и очень в тему!

Эта пуговица выполняет очень важную функцию. Как мы помним из школьного курса физики, для того, чтобы в каком-то пространстве было электричество, чтобы по нему тек электрический ток, совершенно необходима такая штука, как разность потенциалов. Этот закон универсален. В драматургии это называется конфликт, в каких-то других контекстах может называться иерархией... Суть в том, что внутри любого высказывания должны содержаться какие-то точки, позволяющие соотносить между собой элементы этого высказывания; т.е. по какому-то параметру они должны быть различны, должны задавать какой-то перепад высот, который заставит воду течь живым ручейком, а не стоять безжизненной лужей.

Здесь, при всем богатстве и разнообразии наполнения вещи, все ее элементы совершенно одного тона. Все цвета одной степени насыщенности и белесости; ни один не преобладает ни по количеству, ни по яркости; а дробность их распределения и взаимопроникновения совсем их уравновешивает и выравнивает. В данном случае это ни в коем случае не недостаток, это, собственно, и было целью. Но!!!



Возникает такая штука, которую я называю эффектом гречневой каши. Это когда каких-то элементов (крупинок) очень даже много... и они все вполне различимы и отдельны... и, если присмотреться, то цвет их неоднороден, и форма у них есть... Но в целом они выглядят гораздо менее выразительно, чем, допустим, три зернышка гречки на белом листе. Именно потому, что их много, и все они, при всех их индивидуальных особенностях, абсолютно равные среди равных, в целом получается... ну, собственно, равномерная каша и получается. За исключением тех случаев, когда создание эффекта равномерной каши является осознанной задачей - так тоже бывает - это не есть хорошо.

ЧТобы избежать этого эффекта, который в данном случае мне совершенно не был нужен, необходимо разность потенциалов создать. Это не означает, что тем самым придется нарушить равномерную равновесную тональность, сделать вещь более контрастной и т.п., вовсе нет!
Просто один из ее цветов нужно назначить главным. Не сделать его ярче, больше по объему, контрастней, нет. Как в классе - все дети равноправны, но кого-то одного нужно назначить старостой. Вот такую работу и выполняет эта коралловая пуговица - она назначает главным цвет смугло-розовой розы.



Она просто поддерживает этот цвет и гладкостью своей отполированной поверхности выводит его из фелтового сумрака. Она совсем маленькая по сравнению с общей площадью вещи, совсем неяркая, но этого достаточно, чтобы электричество потекло, а эффект гречневой каши был снят.

И, наконец, последнее, что бы мне хотелось сказать по поводу декора. Это относится скорей в целом к проблеме интерпретации этнической темы, конкретная вещь просто служит к этому удачной иллюстрацией.
Обратите внимание. Такая активно-акцентированно-китайская вещь и такой активный, узнаваемый "русский" элемент, как павловопосадский платок - они совсем не конфликтуют, ни один из них не тянет одеяло на себя. Они даже не конкурируют и не говорят на разных языках!



Это демонстрирует нам такое коренное свойство любой традиции, как ее способность усвоить, ассимилировать любые внешние по отношению к ней элементы, заставить их заговорить на своем языке, причем сделать это без малейшего насилия над материалом. Нужно просто дать двум разным традициям возможность диалога, не вмешиваться, и они сами красиво договорятся.

Tags: *Мой Шаолинь, декор, единственный экземпляр, моя работа, практикум, продано, цвет, этника
Subscribe

Posts from This Journal “этника” Tag

promo verapapkova апрель 21, 2019 07:22 1
Buy for 10 tokens
Навигация, которая поможет вам сориентироваться и найти нужную информацию в блоге. Пост обновляется и всегда соответствует актуальному состоянию. Сейчас вы читаете апдейт от 02.05.2019. Будем считать это бета-версией навигации, потому что в процессе создания рубрикации обнаружилось некоторое…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments