Вера Папкова (verapapkova) wrote,
Вера Папкова
verapapkova

Category:

Пальто Серая роза Парижа. Образ

«Да и нет не говорить, черное и белое не носить…» Требования, которые я тут себе наворотила, мне оставили, как вы понимаете, совсем маленькое пространство для формулирования образа. Настолько маленькое, что это и пространством-то не назовешь, так, узкая щелочка… Но, как ни странно, мне совсем не было тесно в этих рамках.



Всем, наверное, знакома такая мысль, что если на следующий день вспоминают, какое на женщине было красивое платье, это значит, что она была одета плохо. А вот если говорят, какая красивая женщина, а что на ней было, вспомнить не могут, вот тогда, значит, она была одета хорошо. Не помню, честно, кто автор, то ли Шанель, то ли Шекспир, то ли Черчилль… но доля истины определенно есть в этом.

Конечно, отправной точкой для возникновения образа тут была черно-белая Кауни. Я вообще очень люблю градиенты одного цвета, а растяжку от черного до белого в особенности. Само слово черно-белое, когда его произносишь, немедленно подсказывает следующее слово – кино. Действительно, идея лежала на поверхности – итальянское и французское кино, великая эпоха неореализма.



Именно черно-белое. Потрясающие, с первого взгляда и навсегда запоминающиеся женские образы… Софи Лорен… Анна Маньяни… Образы, как и вся стилистика этой эпохи, совершенно четкие, определенные, в высшей степени женственные… думаю, все сразу поняли, что я имею в виду. Но вспомнил ли кто-нибудь, во что конкретно были одеты героини этих фильмов? Вряд ли. Пытаешься вспомнить – и… начинаешь щелкать пальцами – ну… во что-то такое… Вот я даже не буду иллюстрировать это никаким кадром, в котором присутствует женщина, а покажу вот такой, например, кадр.



Вы же поняли, какие там были женщины? Вот именно это я и имела в виду.

Скудное послевоенное время в опустошенной войной Европе и не предполагало никаких особых нарядов, так что героини фильмов неореализма были одеты так, как они были одеты, по сугубо материальным причинам. Но как этими скудными, чтоб не сказать убогими средствами создавалась и преподносилась потрясающая женственность, к которой даже на пушечный выстрел никому не удается приблизиться сегодня, во всеоружии всего арсенала современных средств и возможностей одежды, косметики, пластической хирургии, силикона и фотошопа – вот что мне было интересно в этой истории!

Так что кино стало одной из двух одинаково главных тем этого образа. И даже сами квадратики разных оттенков серого, почти черного и почти белого, напоминали мне, пока я вязала, кадры старой кинопленки. Благодаря этому появились шишечки по лицевой стороне квадратов, как воспоминание о том, что у кадра кинопленки по краям идет перфорация в виде дырочек.

Второй главной темой стал Париж.
Это один из тех городов, с которыми все очень хорошо знакомы, даже те, кто никогда там не бывал. Из литературы мы знаем его чуть ли не поулично, мы тысячи раз видели его в кино… да что там – «Увидеть Париж и умереть» – ни про какой другой город мира не сложилось такого устойчивого выражения.

[М. Волошин, Дождь]В дождь Париж расцветает,
Точно серая роза…
Шелестит, опьяняет
Влажной лаской наркоза.

А по окнам танцуя
Всё быстрее, быстрее,
И смеясь и ликуя,
Вьются серые феи…

Тянут тысячи пальцев
Нити серого шёлка,
И касается пяльцев
Торопливо иголка.

На синеющем лаке
Разбегаются блики…
В проносящемся мраке
Замутились их лики…

Сколько глазок несхожих!
И несутся в смятенье,
И целуют прохожих,
И ласкают растенья…

И на груды сокровищ,
Разлитых по камням,
Смотрят морды чудовищ
С высоты Notre-Dame…




И это тот случай, когда личное знакомство все подтверждает. Знаете, часто бывает, когда видишь, наконец, оригинал какой-нибудь вещи, всю жизнь знакомой по репродукциям, испытываешь удивление и разочарование – оказывается, в жизни она совсем другая!
С Парижем этого нет. Он и вправду именно такой, каким его ожидаешь. В частности, серый в самом изысканном смысле этого слова.



Честно скажу, Париж – не мой город. В том смысле, что не на его улицы я мысленно отправляюсь, когда мне грустно, не о нем скучаю, как о близком, не в нем чувствую себя как дома… Но, конечно же, я все равно его люблю, потому что его невозможно не полюбить. Рассказать словами, за что… и в чем особенность именно его обаяния… это уже сделано до меня многими писателями, поэтами и художниками. Как и в Русском платье, приступив к этой работе, я запретила себе думать обо всем этом, я не искала в Интернете кадров из фильмов, я не вспоминала ни одной картинки импрессионистов, я даже старательно не думала о Дюма и Гюго.

Единственным если не соавтором, то уж точно моим соратником и тайным участником этого заговора, был Шагал. Для которого Париж был, как известно, его вторым Витебском.



Я об этом рассказала своими средствами – да, лицевыми и изнаночными.
Как и всякий великий город, Париж для каждого свой. Для меня – такой.

Tags: *Серая роза Парижа, моя работа, не продается
Subscribe
promo verapapkova april 21, 2019 07:22 1
Buy for 10 tokens
Навигация, которая поможет вам сориентироваться и найти нужную информацию в блоге. Пост обновляется и всегда соответствует актуальному состоянию. Сейчас вы читаете апдейт от 02.05.2019. Будем считать это бета-версией навигации, потому что в процессе создания рубрикации обнаружилось некоторое…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments